16:59 

Shoan
ОХОХОШКА
Название: Мобильник
Автор: Shoan
Размер: макси (42391 слово)
Жанр: мистика
Краткое содержание: Цепочка убийств в тихом городе, пропажа подруг сестры и знакомство со странной девушкой, которая ищет своего друга, подстёгивают Марти влезть в это опасное дело, чтобы разобраться во всём. И главным его помощником станет мобильный телефон, с помощью которого Марти может видеть призраков.
Примечание: раз текст большой, а добавлять в комментарии будет чересчур растянутым делом, то выложу первые две главы, а всё остальное на яндекс.диск в нескольких форматах, в том числе и для электронных книг и других устройств. Всё в одном архиве:
yadi.sk/d/x0apvEghh8FMW

Пролог


«Что мне делать?! Что мне делать?! Что мне делать?!»
Пальцы торопливо и бездумно, поддавшись панике, набирали на экране один и тот же номер, каждый раз нажимая на кнопку отмены звонка, когда раздавались непрекращающиеся гудки, и тут же снова набирая тот же номер. Руки лихорадочно тряслись, страх и паника червём оплетали разум, сердце, приковывая взгляд к яркому экрану, лишь бы не смотреть в центр грязной, сгнившей гостиной, где на тёмно-буром от засохшей крови полу лежало несколько истерзанных тел.
Они все были здесь: по обрывкам одежды он узнал пропавших подруг сестры, в то время как полиция и волонтёры безуспешно, уже отчаявшись, искали их все эти дни. Отыскал он в покосившемся от старости доме, и теперь мечтал поскорей сбежать отсюда, лишь бы больше не видеть эти разлагающиеся тела и не вдыхать этот смрад. Вот только ноги отказывались слушаться, действовали лишь пальцы, бессознательно набирая один и тот же номер.
Организм Мартина запоздало среагировал на сильный запах гниения, боль скрутила живот, к горлу подступил неприятный жгучий комок. Его тут же стошнило на скрипучий старый пол.
Приступ рвоты прошёл быстро, Мартин, тяжело хватая ртом воздух, облокотился спиной о стену, с трудом попробовал встать, но ноги вновь подвели его. Он сел, крепко обхватил колени, и, как и раньше, прильнул к экрану телефона, ища в нём спасение. И тут же, когда пальцы потянулись к виртуальным кнопкам, мобильник громко затрезвонил. Марти вздрогнул, сердце упало в пятки, пальцы невольно разжались, выпустив телефон из рук, и он с глухим ударом рухнул вниз. Так неуместная сейчас мрачная, но любимая им мелодия звонка, будто доносящаяся из музыкальной шкатулки, разлилась по всей гостиной, терзая слух. Около минуты Марти, не дыша и зажмурив глаза, никак не реагировал, но упрямство названивавшего заставило его разлепить веки, посмотреть вниз и тут же схватить трубку, увидев имя звонившего.
– Марти! Марти! – из динамика раздался взволнованный голос сестры. – Что происходит, какого чёрта ты столько раз звонил мне?! Ты где?!
Он не отвечал. Просто не мог, губы словно сшили капроновой нитью.
– Да ответь ты, не пугай меня!
– Я… – с трудом выдавил он из себя. Дурнота вновь подступала к горлу, вскружив голову. Пришлось отдышаться. Мартин постарался взять себя в руки и не смотреть в центр гостиной, ответив дрогнувшим голосом: – Я… нашёл их.
– Наконец ответил. Но тебя плохо слышно, говори громче.
– Ив, я нашёл твоих… подруг! – уже твёрже, хоть и с позорной истерикой в голосе, выкрикнул он, собрав остатки своих сил.
Голос сестры надолго замолчал, Мартина даже охватило беспокойство за неё, пока из динамика не вырвался громкий злой крик:
– Ты идиот! Всегда знала, что ты круглый идиот! Я же просила больше не заниматься самодеятельностью! – но тут же резко сменила тон: – Ты в порядке?
– Нет, чёрт подери, не в порядке! Я нашёл их! Всех!
– Что с ними? Живы? Надо вызвать скорую и полицию.
– Они… – он всем сердцем мечтал сейчас соврать, но образ сваленных друг на друга тел намертво отпечатался в его памяти. – Они все мертвы, их всех убили. Всех!
Ив опять замолчала. Мартин представлял, каким шоком для неё должны были стать эти слова. Несмотря на все последние события, связанные с ними, она всё же надеялась, что они живы-здоровы, не раз говорила, как хотела бы, чтобы этот кошмар поскорей закончился.
– Мартин, – сестра произнесла имя брата как можно твёрже, – немедленно убирайся оттуда. Сейчас я приеду, только скажи куда, а пока найди безопасное место, понял меня?
– Да, я… сейчас.
– Всё, я собираюсь, жди. Я не буду отключать связь, будем говорить, пока ты не свалишь оттуда.
– Хорошо… нет, – сказал он и тут же передумал, вспомнив кое-что. – Надо посмотреть через камеру мобильника.
– Марти, идиот, брось ты эту грёбаную трубку! Я не хочу потерять ещё и тебя из-за этой штуки!
– Извини, не могу. Я отключаюсь, сейчас напишу адрес и как сюда добраться, буду ждать на улице.
Мартин нажал на кнопку отмены звонка: голос Ив прервался на полуслове. Несколько секунд он медлил, изучая экран, и потом только нажал на иконку камеры на экране, включив её. Вспышка, которая работала сейчас как фонарик, осветила грязный, испачканный его блевотой пол под ногами. Неторопливо, крепко стиснув телефон, Марти стал поднимать его, не отрываясь глядя на экран, пока не направил объектив камеры в центр комнаты. Он увидел их: рядом с трупами, такие же изуродованные, стояли четыре девушек.

Глава 1


– Не гунди, прошу, Ив, я всё прекрасно понял с первого раза. Завязывай уже с этим.
Марти отвернулся от сестры, глянул на тёмные улицы города за окном автобуса, стараясь больше не смотреть на разозлённую Ив: она на протяжении двадцати минут выплёскивала на него поток разнообразных колких выражений, каждый раз стараясь добавить в них перчинки чуть больше, чем в прошлый раз. До такого состояния Ив довела его последняя выходка: мама настойчиво, без возражений, попросила её забрать Марти с другого конца города, где он, по своей глупости, увлёкшись, заблудился, выбравшись после долгих скитаний из одного заброшенного уже с десяток лет дома, в котором когда-то случилось жуткое убийство. Понять гнев Ив не составляло труда, из-за него сегодня она пропустила в клубе выступление любимой рок-группы – подруги отправились без неё, а возможность собственными глазами увидеть кумиров окончательно превратилась в пыль. Марти множество раз извинился перед сестрой, пообещав загладить вину, но заткнуть её это не помогло.
– Мне плевать, понял ты или нет, тупая ты черепушка, твоя выходка запорола мой самый лучший в жизни день, и не важно, что ты сделаешь, хоть до конца дней на привязи таскаться за мной будешь, твоей вины это никак не загладит.
Марти уныло вздохнул и как-то уже рефлекторно достал из кармана джинс мобильник, чем окончательно добил и так скверное настроение сестры. Именно из-за него он и попал в тот дом, как и множество других мест за последнее время, где однажды происходили трагические события. Нажатием на иконку, он включил камеру и поднял руку, глянув через экран на пустой салон автобуса. Почти пустой. Ближе к кабине водителя, держась за поручень и читая книгу, стоял парень в испачканной кровью кофте. Мартин не понаслышке знал этот маршрут; кровавая история зверского убийства в нём прогремела на весь город, когда приезжий мексиканец застрелил местного парня за испачканные новые кроссовки. Теперь застреленный бедолага каждый день колесит на этом автобусе, превратив салон в читальный зал. И никто, кроме Мартина, об этом не знал.
И это не первый призрак, встреченный им в городе. Самоубийца на мосту, потерявший по собственной глупости работу; сбитая пьяным лихачом бабушка; избитый местной бандой парень, все они отображались на экране его нового телефона, подаренного два месяца назад на день рождения. Об этой неожиданной его фиче Марти узнал не сразу, только когда любопытство занесло их с друзьями посмотреть на место убийства: полицейские нашли в парке тело девушки, неизвестно уже какую жертву зверствовавшего в их городе маньяка по прозвищу Сердцеед. Снимая на камеру происходящее, он не сразу понял, что среди толпы полицейских увидел погибшую, и только выключив камеру, до него дошло, что никого, кроме полицейских и журналистов, там нет. Посмотрев отснятую запись, Марти не увидел на ней девушку, поэтому вновь включил камеру и глянул на место убийства через экран.
Девушка, замерев и не замечая никого вокруг, стояла на том же саамом месте, которое изучала полиция.
Никому, кроме Ив (и то через день, придя в себя), он не рискнул рассказать об этом, да и она не сразу поверила, долго смеясь над его словами, называя чудаком с поехавшей от мистических сериалов крышей. Пришлось долго уговаривать пойти с ним и доказать всё на месте, чтобы убедить хотя бы себя, что не рехнулся. Там уже сестре стало не до смеха. Увиденное произвело на Ив сильное впечатление: она ещё долго сжимала плечо брата и не могла вымолвить ни слова. Как и Марти, который стоял с раскрытым ртом. С тех пор Ив иногда намекает «потерять» этот чёртов мобильник, аргументируя, что ничего, кроме неприятностей, от него ждать не стоит. А он не на шутку увлёкся поисками призраков, их историей, наплевав на страх и риск, иногда часами бродя по городу с включённой камерой, пока не разряжалась батарея. Эти похождения не принесли никаких результатов, кроме жутких снов по ночам.
– Убери ты уже эту херь с глаз моих! Оставь мобильный хоть на минуту в кармане, ты помешался на нём. Меня уже начинает пугать, когда ты его достаёшь.
– Хорошо, – не стал возражать Марти, вернув телефон в карман. – Там всё равно ничего интересного нет.
– Послушай, эта твоя мания к сверхъестественному уже перегиб полнейший, а сегодняшняя выходка подпортила не только мои планы, но и мамины нервы. Она не на шутку испугалась, что ты бродишь не пойми где в такое время. Завязывай уже, лучше бы вернулся в бейсбольную команду.
– Ты так говоришь, как будто я наркоман. Ладно, я постараюсь завязать, – Мартин не лукавил, ему и впрямь уже порядком приелось бродить по городу без выгоды для себя с включённой камерой. – А перед мамой извинюсь, ты только не рассказывай ей.
– Я ещё в здравом уме, чтобы рассказывать о таком кому-то, – она постучала пальцем по своему виску. – Сочтёт чокнутой.
– Вот и я не хочу прослыть ненормальным и доказывать потом всем обратное. Хотелось бы закончить школу без проблем и косых взглядов.
– Но с тебя должок теперь, учти это, братец.
Из автобуса они вышли в половину одиннадцатого. На остановке их встретила уставшая мама, закатив Марти скандал, и схватив под локоть, поволокла домой, бросая на него не суливший ничего хорошего грозно взгляд и обещая рассказать о его выходке отцу, когда тот вернётся из командировки. Так он, под конвоем, вернулся домой.

Что-то разбудило Мартина. Он не сразу понял, что именно, сонно протёр глаза, стараясь поскорее проснуться – снизу доносился надрывистый сигнал дверного звонка, то обрывающийся на короткое время, то раздражающе начиная трезвонить на весь дом. Приподнявшись на локтях, он глянул в сторону окна, увидев там только непроглядную ночную тьму. С недоумением почесав затылок, его взгляд остановился на подсвеченном циферблате будильника, который показывал четвёртый час ночи.
– Бред какой-то, – проворчал Марти, надевая домашние штаны и тапочки. – Какой идиот так рано припёрся?
Из комнаты он вышел подсвечивая дорогу телефоном, спустился в гостиную, включил свет, чтобы не бродить в темноте, и только потом подошёл к дверям, подумав, что стоило заранее взять что-нибудь тяжёлое в руку, – для уверенности. К этому времени звонить прекратили.
– Кто там? – открывать дверь вот так сразу не стал, но ответ, произнесённый вежливым мужским голосом, сильно удивил его.
– Полиция. Мы хотели бы поговорить с миссис Бренинг и мисс Бренинг.
«А они чего тут забыли в такое время? Не могли же из-за моей выходки припереться», – испуганно подумал он, мысленно проклиная себя за ту поездку. Замок щёлкнул, Марти осторожно приоткрыл дверь, и в узкую щель увидел двух офицеров полиции; высокого, почти два метра, крепкого парня, место которому скорей на экранах боевиков или на ринге, и немолодого, усатого мужчину средних лет. У дороги заметил полицейскую машину, это окончательно убедило Мартина впустить их в дом.
– Вы Мартин Джеймс Бренинг? – качок изучающе глянул на него, затем продолжил: – Мы бы хотели поговорить с вашей мамой и сестрой. Мисс Ива дома?
– А куда она могла деться? Спит.
«А она-то что успела натворить, особенно сегодня?!» – Марти отошёл в сторону, жестом приглашая их войти. Он заприметил одну деталь – после ответа, офицеры с недоумением переглянулись, точно заранее ожидали абсолютно противоположных слов.
– Зачем вам Ив? Не говорите только, что она напортачила где-то, никто в такую чушь не поверит.
– Нет, не беспокойтесь, проблем с полицией у мисс Ив нет, мы по другому поводу, – они прошли в гостиную. Мартин указал им на диванчик, проследив, удобно ли устроились и как высокий неуклюже сдвинул ногами стол, протискиваясь на своё место, после чего уже собрался подняться наверх и всех разбудить, когда услышал торопливые мягкие шаги:
– Что происходит? Кто в такую рань припёрся, Марти? Разбудили же, – сонно выговорила Ив.
– Тут к тебе полиция, – Ив, одетая в мятую розовую пижаму, позёвывая, чуть не навернулась с последней ступени, услышав его слова, глупо раскрыв рот и часто заморгав. Марти мог понять её смятение: ночной визит полиции кого угодно мог ввести в ступор.
– Мам! – громко позвала она, справившись с собой. – Срочно спускайся!
– Я сейчас, уже!
– Бросай всё и спускайся! Срочно! – повысив голос, повторила она.
Зная маму, Марти был уверен, что это «сейчас» растянется минимум минут на десять. Ив это тоже понимала, и ждать не собиралась, решив выяснить всё немедленно. Встав рядом с братом, она осторожно поинтересовалась, переводя взгляд с одного полицейского на другого:
– Зачем я вам?
– Сперва присядьте, – ответил высокий; выражение его лица не обещало хороших новостей. – У нас не самый приятный к вам разговор.
Ив нахмурила брови; на её языке сейчас вертелся водоворот из вопросов, которые она готова была выплеснуть, но прекрасно понимала, что, не зная причин, заваливать вопросами офицеров не имело никакого смысла. Послушавшись их, она села в кресло напротив и приготовилась слушать.
– Нам известно, что сегодня вы должны были посетить клуб «27» вместе с двумя подругами. Это так?
– Да, – с недоумением, подбирая слова, ответила Ив, – сегодня там выступала наша любимая группа и мы хотели сходить вместе, но из-за брата я так и не попала туда. В клубе что-то произошло?
– Мы не знаем, – в разговор вступил другой офицер; он старался придать своему голосу более успокаивающие нотки, словно заранее подготавливая сестру к чему-то гадкому, пытаясь смягчить удар. – В клубе всё прошло с аншлагом, выступление давно закончилось, говорят даже, клуб не смог всех вместить, но нам неизвестно, что произошло после выступления. К нам поступил звонок от родителей ваших подруг. Они не вернулись домой. Это ничего не значит, молодость, но мы решили проверить.
Выражение лица Ив поменялось не сразу, слова офицера какое-то время переваривалась в её голове, а когда весь их страшный смысл дошёл до нужных уголков сознания, её пальцы впились в пижаму, а губы сжались в тонкую линию. Марти встал за спиной сестры, положив руку на её плечо.
– Успокойся, Иви, всё не так страшно, – сказал он как можно спокойнее; это помогло, пальцы Ив расслабили хватку. – А что с их телефонами?
– Недоступны. Или выключены, а сим-карты вынуты, либо телефоны разбиты.
А вот это уже серьёзно. Инстинктивно Марти сжал плечо сестры сильнее, стараясь не дать ей сейчас сосредоточиться на своих мыслях, пускай лучше боль будет физической, чем начнёт терзать изнутри.
– Почему у нас полиция? – за разговором они не заметили, как спустилась мама в своём цветастом халате, уже подготовленная, уложив на скорую руку потрёпанные сном волосы и добавив немного макияжа. Тот, что с усами, поднялся, встречая её лёгким кивком. Второй только быстро глянул.
– Мы хотели поговорить с вашей дочерью по поводу исчезновения её подруг, мисс Бриттани Фостер и Рэйчел Абигейл Томпсон.
Они повторили сказанное ранее, ничего не добавив. Мама ахнула, прикрыв ладошкой рот, и сразу же оказалась возле дочери, присев на мягкий подлокотник, прижав Ив к себе.
– Родители девочек утверждали, что с ними должна была пойти ещё одна их подруга, но никаких беспокойных звонков к нам больше не поступало. Мы решили лично проверить и убедиться, что с мисс Ив всё в порядке.
Они соврали, Марти понял это сразу, припомнив реакцию полицейских на его слова, что сестра спит и то, как они переглянулись. Они заранее ждали худшего. Но почему?
За чашкой чая полицейские ещё долго расспрашивали их о причинах, вынудивших Мартина отправиться исследовать тот дом (пришлось врать), что делала в это время Ив и старались понять, не было ли каких странностей в поведении её подруг за последние дни, что могло бы натолкнуть на причину их исчезновения. Ив отвечала, стараясь сосредоточиться на вопросах, но её мысли гуляли, постоянно возвращались к подругам, и иногда этот непрекращающийся допрос злил её, она рвалась отправиться на поиски Рэйчел и Британни, и силой вытолкать офицеров прочь из дома, чтобы те занялись своей работой, а не рассиживались тут. Но они продолжали расспрашивать её, особенно напирая на вопрос, не собирались ли они после выступления погулять по городскому парку.
Наконец поток вопросов прекратился. Мартин сомневался, что их затянувшаяся на полчаса беседа хоть чем-то помогла, скорей больше потрепала нервов сестре.
Полицейские поблагодарили их за помощь и извинились за поздний визит. У самых дверей усатый обернулся, вспомнив что-то и обратился к Ив:
– И да, напоследок: – жёстко сказал он, в упор глянув на неё, – я пока не рекомендую общаться с родителями ваших подруг, лучше сперва мы поговорим с ними и объясним всю ситуацию. Ваше появление может вызвать лишнюю тревогу. Вы понимаете?
Она не поняла, уставившись на них затуманенными глазами, как и Марти, но он твёрдо решил поскорей спровадить их, ответил за место сестры, сказав, что непременно проследит.
– Хорошо. Когда нам станет что-нибудь известно, мы вам сообщим. До свидания.
Дверь захлопнулась, наступила тягучая, неприятная тишина, которую разорвало тихое всхлипывание за спиной.

Глава 2


Марти не услышал шагов, с головой окунувшись в игру на телефоне. Пальцем передвигая разноцветные кубики, он следил за стремительно утекавшим на прохождение головоломки временем, даже забыв об остывшем чае на столике, когда его сильно хлопнули по плечам. Марти как подорванный подскочил на месте, выронив телефон и обернулся, увидев довольное лицо сестры.
– Какого чёрта ты творишь?! Я чуть не помер!
– Ты так увлёкся, так что грех было упустить момент, – улыбаясь во весь рот, Ив встала напротив и помахала перед ним ладошкой, намекая, чтобы он освободил ей место. – Ты вчера так мило клялся, что будешь выполнять все мои прихоти, помнишь? Так что быстро оторвал зад от дивана, я шоу посмотреть собираюсь.
– Хорошо, погоди, – сказал он, взяв мобильный, опять уставившись в него, даже не подумав сдвинуться, лишь исподлобья бросив на сестру осторожный взгляд. Такое привычное поведение, когда ещё несколько часов назад, подавленная, она заперлась в своей комнате, беспокоило и в то же время радовало. Марти думал, она ещё не скоро придёт в себя, закрывшись на семь замков ото всех.
– Слушай, братец, – Ив выхватила телефон, брезгливо сжав его двумя пальцами, как какую-нибудь грязную тряпку, – я ведь действительно смою эту штуковину в унитаз…
– Ты как, Ив? – неожиданный вопрос Мартина выбил почву из-под ног сестры, и она непонимающе уставилась на него. – Как ты себя чувствуешь, говорю?
– А ты как думаешь? – Ив бросила телефон брату на колени и села рядом, запрокинув голову на спинку и недовольно скрестив руки. – Две мои подруги пропали, а я не знаю, что с ними. Естественно, мне херова.
– Выглядишь бодро, хотя лицо... Ауч! – Ив не дала ему договорить, больно ткнув в бок.
– Не смей говорить девушкам гадости об их внешности.
– Уж прости, напрашивается, – он соскочил со своего места, отойдя на безопасное расстояние, но Ив не стала мстить ему, только взяла в руки пульт и включила телевизор, развалившись на всю длину дивана.
– В этот раз прощаю, – она отмахнулась от него. – Не до тебя, проваливай.
– Что собираешься делать?
– Дома запрусь, ныть буду, – проворчала она. – Ничего. Я ничего не могу сделать, остаётся только сидеть и ждать звонка. Вот и всё. Я не собираюсь киснуть и паниковать, если ты об этом, так только всем будет хуже.
– Надеюсь, их быстро приведут домой, – сказал он, решив, что так прозвучит правильнее, чем просто «найдут». Найти могут и... Марти постарался выбросить подобные мысли из головы.
Дальше говорить на эту тему он не собирался, проще было оставить как есть, тем болев Ив никогда не страдала затяжной хандрой или непреходящей депрессией, предпочитая развлекаться. Только вот она сама не собиралась закрывать тему:
– Кстати, Марти, я тут… – Ив подбирала слова, не зная как правильно выразить вертевшуюся на языке мысль. – Я тут подумала, что ты вчера, возможно, спас меня. Спасибо.
– Чего? – не понимая, к чему она клонит, Мартин уставился на сестру как на марсианина, а она обернулась, странно улыбнулась ему, так больше ничего не сказав. И тут до него дошло: если бы она не поехала за ним вчера, то тоже могла исчезнуть вместе с подругами. Ему захотелось стукнуть себя по лбу, ведь даже полицейские не думали встретить Ив дома, а он даже не догадался об этом. Останься он вчера дома, бросив свою затею посетить тот заброшенный дом, то, наверняка, мог потерять сестру. Эта догадка отозвалась в нём ёкнувшим сердцем.
Ив вновь, как нив чём не бывало, уставилась в телевизор, наблюдая за кривлянием ведущего в утреннем шоу, полностью игнорируя Мартина, а он в ступоре глядел на неё, пока его не отвлёк звонок мобильного.
– Хэй, уголовник! – голос, в котором сарказм и бодрость выплёскивались за край, давал чётко понять, что ночной визит полиции не остался незамеченным. Хотя ничего другого от своего друга и соседа Стиви, отъявленного раздолбая и трепача, Марти не ждал. Он каким-то образом узнал о визите полиции и теперь собирался шутить на эту тему до посинения. – Тебя уже выпустили из тюражки, а?
– Как раз обдумываю новое дело.
– Отложить! Один момент, я сейчас зайду, – сказал он и отключился. И в ту же секунду в дверь позвонили.
Марти процентов на двести знал, кто сейчас терзал их звонок. Стандартная выходка для Стиви – сперва сказать, а потом поставить всех перед фактом, что менять уже что-либо поздно, не спросив даже разрешения. Иногда Марти мечтал прибить Стиви за такие выходки.
Так и оказалось. На пороге стоял высокий чернокожий парень, с короткой стрижкой, в цветастой футболке и с огромными наушниками на шее. Последняя деталь – беспроводные наушники, – была постоянной отличительной его чертой, ведь он, как сам же и заверял, связан с музыкой с самого рождения. Музыкального слуха у него, правда, не было, просто мама назвала его в честь Стиви Уандера. Только вот его песни он не любил, слушал современный рэп, так что весь музыкальный образ держался на соплях.
– С освобождением, брат! – прокричал Стиви, подняв руки, словно сдавался, и Марти тут же закрыл перед носом друга дверь, направившись к лестнице.
– Балабол припёрся? – поинтересовалась сестра, оторвав взгляд от телевизора. – Не пустишь?
– Пускай там стоит. Я гулять.
– Хорошо. Будь… осторожен, – сказала она, продолжая смотреть передачу. Но что-то промелькнувшее в её голосе заставило Марти остановиться и внимательно посмотреть на Ив. Он не понял, что именно задело его в её словах: толи она не хотела, чтобы он уходил куда-то, толи он почувствовал страх, еле уловимый, на секунду проклюнувшийся наружу. Но он не стал дальше задумываться об этом, отвернулся и пошёл в свою комнату, быстро переодевшись. Вернувшись, Марти уже забыл об этом.
Открывая входную дверь, Мартин услышал возмущённый голос друга, что-то кому-то высказывавшего, и увидел двух девчонок, не церемонясь отпихивавших в сторону Стиви. Одна высокая, стройная, с длинными крашенными в светлый цвет волосами и с чёрными солнцезащитными очками, скрывающие её глаза, которые, Марти не сомневался, зыркнули на него сейчас с ненавистью; вторая ростом ниже Мартина, с вечно угрюмым лицом, будто по её ноге проехался грузовик. Сейчас она выглядела мрачнее, чем обычно, казалось, что вот-вот лопнет от свербящего её задницу шила.
Ещё одни подруги Ив, с которыми она училась вместе в колледже, и, как знал Марти, они также были подругами пропавших. С ним они тоже не особо церемонились, когда Марти раскрыл дверь и встал на пороге. Одна из них – блондинка – отпихнула его в сторону и вошла в квартиру, не спрашивая разрешения и даже не здороваясь. Вторая вошла вслед за ней, бросив на Марти испепеляющий взгляд.
Он не стал их останавливать, вообще что-то говорить, только наблюдал, перед тем, как закрыть дверь, что, не снимая обувь, они сразу направились к Ив, а сестра, увидев их, опустила голову, даже не смея взглянуть на эту парочку.
Дверь закрылась, о чём они говорили, он не слышал, да этого и не надо было. И так понятно о ком.

– Не пойму, как твоя сестра вообще с ними дружит, они же стервы! – сокрушался Стиви.
Встреча с Изабеллой Самерс (которую все всегда звали Изи) и Риз для него оказалась с последствиями. Появившись на пороге дома Марти, они оттолкнули Стиви в сторону, на что тот справедливо возмутился и тут же получил пинок по ноге и толчок в грудь, поваливший его на землю. Собственно, они всегда так избавлялись от нежелательной преграды на своём пути, особенно Изи. Марти прекрасно понимал возмущения друга, эти, как сказал Стиви, стервы, ему самому никогда не нравились и даже бесили. Когда они приходили к ним домой, не стеснялись ни капли, пытались ему что-то приказывать и перегибали порой палку, Изи даже хотела врезать ему за отказ сбегать для неё в магазин, когда он её смачно послал. Тогда обошлось, сестра просто перестала приводить их в дом по просьбе мамы, но гулять с ними не бросила. Правда, об этих двух он давно уже ничего не слышал, они куда-то исчезли из жизни Ив. Но, не смотря на всё это, Марти с этим к сестре не лез, пускай, её личные дела, но не понимал, почему сестра с ними до сих пор возится, ведь эти две «подруги» самые худшие из всех, как гнилой пень. Хотя…
Марти взглянул на Стиви, всё льющего желчь в их адрес. Этот хоть и перегибал с матами, был добрым другом, а не свиньёй.
– Прекращай, надоело тебя слушать! – вздохнул Марти и осмотрелся. Они недалеко отошли от дома, и Марти даже не понимал, куда Стиви его тащит. Он просто потянул его за собой, ничего не сказав. – Так мы куда?
– А? Э… идём… как тебе сказать… – вся его злоба и нервозность слетела в одно мгновение, он стал чуть ли не заикаться, отводя взгляд с дурной улыбкой на лице. Марти вздохнул и с прищуром посмотрел на Стиви, подозревая что-то неладное. Подобным образом Стиви себя уже вёл, и не раз, особенно вспоминалась его неудачная попытка с вылазкой в девчачью раздевалку черлидеров перед игрой их школьной бейсбольной команды, куда Стиви затащил и его, не спросив разрешения. Разбушевавшиеся гормоны друга чуть не довели их до отчисления, но тогда им чудом удалось не засветиться и сбежать от игроков, которых позвали девчонки. Натворили они тогда! Учителя ещё долго выпытывали, кто мог провернуть это дело. Сейчас, как подозревал Мартин, была похожая ситуация.
– Прямо и говори.
– На остановку.
– А потом?
– Дальше и чуть-чуть левее, – сказал он, привычно улыбаясь, зигзагообразным жестом руки подкрепив своё заявление. – Потом расскажу, не запаривайся, просто знай, что в кино.
Такое нелепое объяснение не обнадёживало, скорей больше настораживало.
«Надеюсь твоё «чуть-чуть и левее», не окажется в итоге нашей могилой», – мрачно подумал Марти, скосив подозрительный взгляд на Стиви.
– Ты лучше колись, с какого перепугу к тебе вчера копы завалилась?
– Ты откуда знаешь?
– Ну как же, ты забываешь, с кем имеешь дело, – Стиви гордо задрал нос. – Чтобы я и не знал, что у нас в районе происходит!
– Ты и не знаешь. Небось, опять допоздна консоль не вырубал, – догадался Марти.
– Ну… почти. Мама ругала как раз за это, спать мешал ей. А в этот момент я и заметил за окном, что к вам подъехали копы. Сложно не заметить их разноцветные огоньки. Так что ты наделал?
– Почему сразу я? На преступника что ли похож?! – возмутился Марти, но вспомнил, что где попало шатался именно он, стало удивительно, что его до сих пор не забрали в полицию.
Марти стал рассказывать Стиви свою историю, опуская причины поездки, незачем было другу знать про его мобильник, а то ещё огребут оба. Стиви внимательно выслушал его, ни разу не перебив, что не удивительно, он любил собирать слухи и сплетни в школе, особенно про девчонок, а потом делиться ими с друзьями. Даже если его об этом никто не просил. Когда Марти закончил, тот удивлённо присвистнул, уставившись так, словно посмотрел крутой боевик.
– Лучше бы твоя сестра пошла с теми двумя стервами.
Марти в ответ больно пихнул друга кулаком в бок. Ему не понравился смысл его слов.
– Да шучу я, шучу! Понял! – он отпрыгнул в сторону, видя, что кулак снова нацелен в тоже место. – Что вы на меня сегодня накинулись!
– Отстойные у тебя шутки.
– Ладно-ладно, понял я всё. Но это, знаешь, серьёзно очень. У нас в городе и так эта история с маньяком тут многим все мозги проела, а сколько уже копы его найти не могут? Теперь ещё и это. Мама и так уже боится на работе задерживаться, говорит, что копы ни черта не делают, зря только в носу ковыряют у себя в участках, да мебель загаживают.
– Так и говорит? – усмехнулся Марти.
– Приукрасил, – отмахнулся тот с усмешкой. – Но говорит, что если так дело и дальше пойдёт, полицию быстро на вилы насадят. Это какая уже жертва?
– Послушай, они просто не появились дома, никто не говорит, что их Сердцеед словил.
– Это да, прости, – Стиви и сам понял, что только что сморозил глупость. – Само как-то слетело с языка. Но я тут подумал, вот смотри, если бы не эта твоя странная вылазка не пойми зачем и куда, и если бы твоя сестра не рванула за тобой, то неизвестно ещё, что стало бы с ней, и где бы она сейчас оказалась.
Марти сразу вспомнил сегодняшние слова Ив, её странное «спасибо», брошенное ей ещё дома, и его вдруг передёрнуло, мурашки побежали по коже посильнее, чем когда он впервые увидел призрака через экран своего телефона. Он всё это прекрасно понял ещё тогда, дома, но он и не думал ставить рядом пропажу сестры и разбушевавшегося в городе маньяка, о котором постоянно говорили местные новости, которого шёпотом обсуждали в их школе перепуганные девчонки. Жестокий убийца, который всполошил их провинциальный город. Тогда позвонил Стиви и отвлёк его, но сейчас эта мысль пронзила его не хуже острого ножа. «Ив могла пропасть, возможно, навсегда, а её истерзанное тело лежало бы в каком-нибудь незаметном никому месте», – вообразил он про себя. Неосознанно в его голове промелькнул образ той девушки, которую он увидел на экране телефона на месте убийства. Он не помнил её лица, но этого и не понадобилось, – на её месте в его воображении стояла сестра. Марти резко остановился и уставился себе под ноги, от страха боясь сделать следующий шаг, сердце бешено забилось, погнав кровь, асфальт перед глазами поплыл, смазался. Марти захотелось вернуться домой и остаться с Ив, не оставлять её с этими так называемыми подругами, которые неизвестно что ещё задумали. Но из этих его мыслей Мартина вытянула рука Стиви, опустившаяся на левое плечо и больно сжавшая его.
– Вижу, ты об этом даже не думал. На тебя сейчас страшно смотреть.
Привычный мир вернулся на место, Марти несколько раз глубоко вдохнул воздух и рукой стёр пот со лба.
– Я даже не думал, что подобное может коснуться нашу семью. А ведь полиция на это явно и намекала, спрашивая про парк.
– Мало кто из жертв этого урода так думал, но как видишь, сколько уже их было найдено. И о скольких мы ещё не знаем. Но хватит думать об этом, – Стиви дружески похлопал по спине Марти и надел свои наушники на уши, крутанувшись на месте и сделав несколько танцевальных движений, которые всегда проделывали рэперы в любимых клипах Стиви. – А теперь в кино, нам надо развеяться!

– Развлечься говоришь, – уже раз десятый с момента, как они пришли к кинотеатру, скептически произнёс Марти, со вздохом посмотрев на экран, а затем через левое плечо. Он подозревал тогда, что Стиви, сейчас вжавшийся в кресло как идиот, что-то задумал, но никак не ожидал такой подлянки.
Всю дорогу к кинотеатру, бесцельно смотря сквозь окно автобуса на мелькавшие там дома, его голову не покидали мысли об этом маньяке и участи, что ждала бы Ив, не задержись он в том доме. И ведь напрочь забыл о Стиве, ему было не до этого. Как оказалось – зря. Если бы он только настоял и выпытал бы у друга, зачем его куда-то тащат, то послал бы Стиви далеко и надолго с такими развлечениями.
Это была катастрофа! Первые подозрения стали закрадываться в его голову ещё не доходя до кассы, когда он увидел огромную слащавую рекламу фильма второй части про запретную любовь вампира и оборотня, который сейчас гоняли по всей стране и от первой части которого млело большинство девчонок их класса. Марти понадеялся, что Стиви не сошёл с ума и не потащит их на этот сеанс. Два парня смотрящие любовную драму – что может быть омерзительней?
Только Бог не услышал его мольбы. Марти хотел от стыда провалиться под землю, когда Стиви попросил билеты именно на этот фильм. Из-за стыда, бушевавшего в его груди и сжимавшего сердце, как тиски, он не сразу понял, что билетов в руках Стиви было три, а не два. На вопрос, как это понимать, Стиви снова замялся и отвернулся, делая вид, что занят изучением афиши.
– Раз молчишь, то можешь взять этот билет и засунуть в любое удобное для себя место, а я лучше пойду.
– Стой! – сорвался Стиви на крик и схватил Марти за руку, не давая и шага ступить от него. Марти такая реакция сильно удивила, он решил выслушать оправдания друга, а там решить. – Ты мне тут нужен, как Андре 3000 Биг Бою!
Псевдонимы рэперского дуэта намекали, что без него он в чём-то не справится, только эти слова возбудили нездоровый интерес среди остальных покупателей, которые глянули на них с подозрением. Захотелось провалиться под землю.
«Похоже, действительно стоит его выслушать, раз он в таком отчаяние, пока не наделал бед», – подумал Марти и навострил уши.
– Давай выкладывай.
Но как он мог только согласиться на этот идиотизм, Марти не понимал! Да и не соглашался вовсе, обстоятельства изменились настолько быстро, что его просто втянули, не спрашивая разрешения. Сейчас Марти с ненавистью хотел заткнуть уши и не слышать весь этот сопливый бред, льющийся с экрана, а нервничавшего до предела Стиви, который сам уже был не рад своей затее, затолкать пинком под кресло и не видеть больше. Он сперва посмотрел на него, а потом перевёл взгляд на соседнее с ним кресло, где спала привлекательная на вид девушка, которой и предназначался третий билет.
Она появилась за их спиной неожиданно, Стиви как раз успел рассказать свою «душещипательную» историю, как он впервые пригласил девушку на свидание и она согласилась. Правда это настолько расшатало его нервы, что он не смог придумать ничего лучше, чем приволочь Марти для поддержки с собой, надеясь, что он в нужный момент, как настоящий друг, удержит его от каких-то глупостей. Но как объяснить идиоту, что это и была его главная глупостью, если не считать ещё выбора фильма? Похоже, девушка была того же мнения.
– Что мне делать, Марти! – с паникой в голосе, Стиви обернулся и прошептал эти слова.
– В первую очередь – лечись.
– Но…
– Сам виноват, что даже не поговорил с ней и не узнал её предпочтений, скажи спасибо, что она тебя не послала ещё у входа.
«Удивительно, как он вообще смог её пригласить», – эта мысль не вылетала из его головы все те тридцать минут, что они сидели в зале, из которого захотелось сейчас сбежать. Эта идея показалась ему заманчивой, и Марти встал.
– Ты куда? – Стиви схватил его за локоть и словно брошенный щенок, глянул снизу вверх.
– Извиняй, но меня сейчас стошнит от этого фильма, я лучше пойду. А ты учись разговаривать с девушками, тебе это пригодится в жизни.
Марти похлопал друга по плечу и стал протискиваться сквозь ряд кресел и чужих колен, слушая постепенно стихающие мольбы друга. Угрызений совести он не испытывал, скорей рад был, что этот балаган закончился. А ещё его до сих пор не покидали мысли об Ив, которую он оставил дома с этими её так называемыми подругами, даже не подумав о ней. Выбравшись, он посмотрел по сторонам и увидел неяркий свет, на секунду мелькнувший из-за открывшихся дверей. Похоже, не он один решил плюнуть на эту глупую киношку и сбежать из зала.
Марти почувствовал облегчение, будто камень свалился с души, когда выбрался на улицу. Он не стал задерживаться и пошёл сразу к дороге, на остановку, чтобы поскорее добраться до дому. Он почему-то подумал, что подруги Ив могли вытащить её из дома и потащить искать пропавших, что укрепило его в этих мыслях, когда он достал телефон и позвонил сестре. Долгие гудки были ему ответом – она не брала трубку. Марти ускорил шаг.
У самой дороги, когда загорелся красный свет светофора, Марти остановился и посмотрел по сторонам, гадая, можно ли успеть перебежать и не едет ли его автобус. Слева он заметил мчавшийся в его сторону красный грузовик без прицепа, и решил не рисковать.
Зато так явно не думал шедший позади человек.
Услышав за спиной лёгкие шаги, Марти невольно обернулся и увидел высокую девушку в яркой красно-жёлтой майке с весёлым рисунком и джинсах с заниженной талией. Её лица он не видел, его скрывал козырёк бейсболки с символом местной бейсбольной команды. Но эта девушка сейчас ничего не видела перед собой, в такт музыке, льющейся из её наушников, она покачивала головой, увлёкшись.
Марти почувствовал что-то неладное сразу, как увидел её. Когда девушка поравнялась с ним и пошла дальше, прямо на дорогу, Марти заметил, что её глаза полузакрыты – ей абсолютно было плевать на происходящее, всё её внимание отбирала музыка, и она не видела, что ступая на дорогу, её своим грубым поцелуем с бампером сейчас встретит грузовик.
Рука Мартина сама потянулась к этой бестолочи и схватила девушку за штаны, что было сил, потянув на себя, и как раз вовремя: грузовик с рёвом пронёсся прямо перед её носом, обдав их волной холодного воздуха, вперемешку с бензином, и резко дав по визжащим от натуги тормозам.
У Марти перехватило дыхание. Не отпуская девушку, он, тяжело дыша, смотрел на неё, как её руки стали подниматься, вынимая белые наушники из своих ушей, и как она поворачивает голову в сторону грузовика.
– Какого хрена ты лезешь под колёса, дура! – из кабины вылез толстоватый дальнобойщик со здоровой мордой, и громко проорал, взглядом испепеляя их обоих.
– Эй, грязная горилла! – Марти удивился, услышав хрипловатый голос спасённой им девушки. Она вскинула левую руку с зажатым кулаком, показав его водиле. – Ты меня чуть не снёс, козёл! Быстро исчез с глаз моих, а то я тебе покажу, как невинных девушек давить.
Мартин от происходящего, а главное от манеры стоящей перед ним девушки говорить, раскрыл рот и вылупил глаза на неё так, словно рядом стоял сам грозный глава всей местной банды. Она ещё что-то крикнула, но Марти уже не разобрал, полностью шокированный происходящим. И потому он не сразу отреагировал, когда грузовик уехал, а девушка обратила своё внимание на него. Он, наконец, увидел её привлекательное, хоть сейчас и разгневанное, лицо, голубые глаза, до этого скрытые козырьком.
– Эй, кобелина! У тебя руки лишние, как я погляжу, – душа Марти тут же ушла в пятки, когда увидел грозные искры в её глазах, готовые сжечь его. – Ты ещё долго меня за трусы тянуть будешь?
Только сейчас до него дошло, что когда он хватал её, его пальцы нырнули за штаны и сейчас он держал бело-голубые трусики этой девушки. Его рука инстинктивно тут же отпустила их, а сам он отшатнулся от неё на несколько шагов. Но девушка явно не собиралась оставлять это дело и уходить. Она сняла кепку, открыв длинные, спускающиеся ниже плеч, чёрные волосы. Марти заметил, что небольшая прядь над носом была окрашена в светлый оттенок. Взгляд девушки, от того, что он отпустил её, не стал лучше, наоборот, она шагнула вслед за ним.
– Меня так долго не было в этом городе, что парни тут совсем охамели, распускают руки средь бела дня прямо на проезжей части.
– Я… я…
– Что замямлил? – продолжала она своим хрипловатым голосом, нависая над ним. – Сразу дар речи потерял?
– Я… ты сейчас чуть под колёса не попала, дура! – наконец выпалил он на одном дыхании, сам удивившись своим словам. – Я лишь удержал, чтобы тот водила не снёс тебя.
Эти слова подействовали. Она остановилась, глянув на Марти уже без гнева, скорей с удивлением. Она перевела свой взгляд сперва на руку Марти, которой он держал её за штаны, а затем обернулась и всмотрелась вдаль уходящей дороги, будто ища там скрывшийся грузовик, затем снова перевела свой взгляд на его лицо.
– Ты увлеклась музыкой, не смотрела на дорогу, вот я и действовал по обстоятельствам.
– Спас, значит? – проговорила она одними губами, оценивая слова Марти на вкус и поняв, что чуть не погибла. Но она ещё больше удивила Марти, когда после этих слов резко схватилась за голову и громко произнесла: – Какая же я дура, своей дуростью чуть всё не завалила! Вот же дура!
– А? – Марти уставился на неё как на умалишённую.
– А, не обращай внимания, это личные заморочки, – помахала она перед своим лицом ладонью, зажмурив, словно от стыда, глаза и нервно хихикая. – Вот бы я налажала тогда!
– Э… ясно, – сказал он, хотя ему было совсем ничего не ясно, и он уже начинал оглядывать по сторонам, думая, как бы от неё избавиться.
– Меня этот фильм настолько вогнал в уныние, я думала, он все мои мозги зальёт соплями, вот я свалила и решила скрасить впечатление от него музыкой, да вот увлеклась, думала уже, проблююсь там, – начала она зачем-то рассказывать свою историю, хотя Марти этого не просил.
«Лучше бы другим чем увлеклась».
Но, похоже, не он один был таким же несчастным, попавшим на этот показ и свалившим с него раньше времени. Наверное, это она вышла перед ним тогда.
Вышла перед ним.
У Марти в голове вновь всплыл недавний разговор со Стиви и то, что если бы он не застрял со своими поисками всякой сверхъестественной белеберды, то неизвестно ещё, что стало бы с сестрой, а если бы послушался Стиви и остался с ним, то эта девушка, наверное, погибла бы под колёсами грузовика. И выходя из кинотеатра вместе со Стиви, он, скорей всего, увидел бы здесь скорую и размазанную по асфальту кровь.
Эти мысли вернули Марти на землю, заставили вспомнить о том, что он шёл к Ив, и его снова передёрнуло. Он посмотрел на стоящую перед ним девушку, которая смотрела на него с явным ожиданием.
– Ты в порядке? Я говорю, что спасибо тебе, и извиняюсь, что наехала не разобравшись.
– Да… да, ничего, – замотал он головой и посмотрел на светофор, где как раз зажегся зелёный свет. Больше не говоря ни слова, он обошёл девушку и стал спешно перебегать дорогу. Наверное, это было грубо с его стороны, вот так сбегать, но он решил больше не задерживаться рядом с ней и вернуться поскорей домой.
Только вот сама девушка не собиралась от него отвязываться. Перейдя дорогу, он услышал те же мягкие шаги за своей спиной и мельком обернулся, увидев идущую вслед за ним улыбающуюся чему-то девушку в кепке, смотрящую прямо на него. Он не стал ничего говорить, пошёл дальше на остановку, рассчитывая, что она не увяжется за ним и свернёт.
Но она не отставала, шла след-в-след. Марти начал нервничать, подозревая, что ей явно что-то от него надо, может быть даже деньги за то, что он касался её нижнего белья, а может и чего хуже. Наконец он подошёл к остановке и резко остановился, рассчитывая, что она пройдёт, но она встала рядом с ним. И это уже не случайность, окончательно убедил он себя, она и правда что-то хотела. Он сделал, какой смог, суровый взгляд и зыркнул на неё, сказав твёрдым голосом:
– Н-не знаю, что тебе от меня надо, – хотя вышло не очень, но Марти уже не обращал на это внимание, – н-но у м-меня нет денег!
И встал в позу, дожидаясь её реакции. Марти прекрасно понимал, что выглядит сейчас как глупый павлин, возомнивший себя ястребом. Девушка недоумённо прищурила один глаз, глядя на него, как на болвана, и вздохнула.
– Я, конечно, понимаю, что на первый взгляд похожа на какого-то гангстера, но… я на остановку шла. Автобус.
И обошла его, присев на газонное ограждение, как на скамейку, бросив скептический взгляд на Марти. Он понял, что повёл себя как полнейший идиот, вообразивший не пойми что, и, наверняка, оскорбил её. Правда она не стала что-то высказывать, только похлопала ладошкой рядом с собой, приглашая сесть. Отказываться сейчас он счёл худшим вариантом.
– Я, – начал он неуверенно, – как бы сказать, не хотел оскорблять тебя.
– Так и скажи! Хотя забей, – ответила она своим немного хрипловатым голосом и достала из кармана пачку сигарет с зажигалкой, тут же закурив. – Надеюсь, ты не возражаешь? А то меня ещё немного трясёт, совсем не ожидала от себя такого, – и, сняв с головы кепку, натянув её на колено, она легонько стукнула себя по голове кулачком.
«Странная она и непонятная какая-то, хотя… красивая», – подумал он про себя, наконец, имея хорошую возможность лучше на неё взглянуть. Высокая, на голову выше его, старше на лет пять, возможно, ровесница Ив, с бледной кожей и подтянутой, женственной фигурой. Он даже невольно опустил взгляд ниже шеи, но тут же поднял его, взглянув в её насмешливые голубые глаза. Она скорей всего заметила его попытку взглянуть туда, куда не стоило, и сейчас насмехалась над ним.
– Не удивляюсь, почему твоя рука потянулась к пояснице, а не за майку решил схватить, как стоило. Кобелина растёт, – беззлобно выдала она окончательный вердикт, и Марти тут же опустил голову, посмотрев себе под ноги.
«Идиот, веду себя как идиот!», – разозлился он на себя.
– Я не думал тогда, за что хватаю.
– Забей уже, не будем об этом, – она панибрацки стукнула его по спине и весело, непринуждённо, засмеялась. – Я на тебя не злюсь, хотя признаюсь, сильно удивилась, не ожидала совсем, что кто-то меня схватит. А уж спасёт, словно принц какой-то из сказки. Ты же не принц?
– Не-а, – недоумённо ответил Марти. Эта девушка казалась ему всё более странной, не похожей на других ему знакомых, и не понятно было, толи она притворяется грубоватой, этакой пацанкой, или она такая и есть.
«И почему она вообще решила продолжить разговор, после того как я тупо сбежал от неё?»
– Ну да, больше на школьника, который так быстро сбегает от девушки. Эх, не везёт мне на парней!
– Тут я ничем помочь не могу.
– Сбегаешь, ещё и хамишь, – продолжала она толи издеваться, толи просто веселиться, докуривая сигарету. – Так ты чего вдруг ноги сделать решил так резво? Я такая страшная?
«Точно издевается. Глядишь, и правда что-то задумала».
– А если и так? Что сделаешь? – его немного раздражала её настырность завести непонятную беседу, да и не до этого было. Он глянул влево, надеясь, что там едет его автобус, но по дороге неслись только легковые автомобили.
– Послушай, шпендель, я не собираюсь тебе вредить, отбирать последние карманные деньги или ломать кости, ты не из тех, кому бы мне хотелось свернуть шею. Просто ты так резво сбежал от меня с такой рожей кислой, спасибо толком не получилось даже сказать, захотелось проверить, не случилось ли чего? Всё равно нам по пути было. Так у тебя всё нормально?
– Странно встретить человека на улице, который так бесхитростно интересуется, нормально ли всё у него?
– Парень, – Марти даже испугался, услышав, каким замогильным голосом она произнесла это слово. А уж когда с улыбкой в стиле Ганнибала приблизила своё лицо к его, душа Марти ушла куда-то в пятки, – лучше прекращай это своё ёрничество, я ведь могу и правда разозлиться, – в подтверждении этих слов она взяла свою кепку и с силой сжала её.
Марти понял, что она не шутит.
«Какого чёрта я тут вообще сижу! Ведь и правда устроит мне головомойку!»
Но она, увидев его лицо, тяжело вздохнула и вытянула ноги, расслабившись. Какая-то таинственная угроза тут же упорхнула.
– Расслабься, малыш, я просто пошутила. Твоё лицо так и подстёгивает меня сострить.
– Можно, прошу, не называть меня малышом? Ты не настолько взрослее меня.
– О, я слышу комплимент! Но ты расслабься, – повторила она безобидно, – просто, когда видишь такое лицо, рисуются картины более чем ужасные, творящиеся в твоей голове. Я повидала такое же отчаяние, и прекрасно знаю, что если не вмешаешься, может случиться худшее.
«Что значат эти слова?», – подумал Марти. Она говорила искренне, и ему захотелось рассказать о случившемся с Ив, выслушать её мысли, вдруг она сможет подсказать ему что-нибудь дельное с высоты своего опыта.
– Со мной ничего не случилось, – начал он тихо, подбирая следующие слова, – это… с сестрой, точнее с её подругами.
– Что с ними случилось?
– Я не знаю. Её подруги с колледжа, она с ними ходила вчера на концерт… точнее должна была. А после они пропали, никто теперь не знает, куда. Ночью к нам приходила полиция и расспрашивала про них, но никто не знал, что ответить. Они, наверное, посчитали, что их похитил маньяк, тот самый Сердцеед. Я как раз шёл домой… к сестре, когда встретил тебя. Решил, что лучше поспешить к ней.
Марти сказал об этом без особого напряжения в голосе, запнулся только, когда упомянул сестру. Наверное, он накручивал себя, выдумывая всякое, но его голову не покидали мысли о том, что она могла куда-то пропасть. А сидевшая рядом девушка молчала, Марти скосил на неё взгляд, и что-то не понравилось ему в её взгляде, который смотрел на него так, словно хотел вырвать дальнейшие слова, пускай даже силой. Это были глаза голодного зверя, пугающие и подстёгивающие Марти скорее сбежать отсюда, подальше от неё.
– Расскажи подробнее об этом, – не попросила, а потребовала она.
Только вот продолжать говорить с ней об этом Марти перехотелось, его пугал её взгляд, он был ненормальным. Но он нашёл в себе сил ответить ей:
– Зачем мне делать это? Почему тебе интересна эта история?
– Я… – она замялась, похоже, сама поняла, что сделала что-то не так, и на её лице появился лёгкий испуг. Отвернувшись, она начала бормотать: – Есть причина…
– Ответ, который не располагает к беседе.
– Есть причина, – с нажимом повторила она, а затем её лицо просияло, будто она что-то придумала. – Ты рассказываешь мне, а я тебе, так будет честно.
– А почему бы не наоборот?
– Потому что я должна знать подробности и сравнить со своими мыслями, тогда, наверное, будет смысл выслушать и меня.
Её слова казались Марти бессвязным бредом, который никак не располагал к откровениям, тем более таким. Наверное, ему и правда было проще сперва скинуть её с ограждения, на котором она сидела, а самому воспользоваться этим и быстренько сделать ноги. Хорошая идея, правда эта девушка могла запросто его догнать и уже взаправду переломать все кости, но ему хотелось поступить именно так… Только любопытство родилось первее дерзости. Марти захотелось узнать о причине, так сильно исказившей мгновение назад её лицо.
– Хорошо, – согласился он и стал кратко рассказывать ей о том, как Ив пришлось ехать за ним, о том, как их потом посетили полицейские, и, наконец, мысли о том, что и Ив, если бы не поехала тогда за ним, могла пропасть вместе со своими подругами, возможно, попасть в руки маньяка. Всё это он выложил без запинки, будто готовился к встрече с этой девушкой и репетировал. А она, не перебивая, выслушала его, периодически энергично кивая.
– Потому я и сбежал от тебя, хотел попасть поскорее домой. Я не знаю, что наговорят ей её так называемые друзья и куда втянут. А теперь вот сижу с тобой.
– И правильно, – протянула она в ответ.
– Что именно?
– Что заботишься о своей сестре. Друзья всякие бывают, знаешь ли, могут втянуть в любые авантюры. Но эта история очень интересная. И вывод, который вы сделали, тоже. Больше твоя сестра ничего не рассказала о том вечере, она никого не видела рядом с собой, кого-то подозрительного?
– Нет, это всё.
– Ясно, вот оно как значит, тогда всё ясно, – стала она нашёптывать себе под нос, нервно посмеиваясь, и это отчего-то взбесило Марти, он повысил голос и громко потребовал от неё:
– Хватит ржать, я ничего смешного не сказал!
– Прости, – она тут же взяла себя в руки, – и правда ничего смешного, скорее наоборот.
– Я рассказал, теперь твоя очередь, лучше выкладывай поскорее, иначе я вызову копов и тебя заберут за… попытку грабежа.
– Справедливо, прости, – вновь нервно хихикнула она, Марти показалось, что она растерялась и сейчас собирает свои мысли в голове, чтобы сказать хоть что-то связное. – Я обещала, и я расскажу, тем более наши истории схожи.
– Чем?
– Я приехала в этот город совсем недавно по одной простой причине – хочу кое-кому свернуть его милую шейку, – Марти, услышав эти слова, уставился на девушку, как на сумасшедшую, с поехавшей крышей, и в этих его мыслях, его убедили руки девушки. Он скосил на них взгляд и увидел, как обхватив ладонями свою кепку, она сжала её, словно в руках её была чья-то шея. – И чтобы найти свою подругу.
– В каком смысле? – нервно выдавил он из себя, уже жалея, что не сбежал.
– В самом прямом. Моя добрая подруга не вернулась домой, исчезла с концами после того, как задержалась на работе. Она поздно ушла с неё, а потом всё.
– То есть, хочешь сказать… – начал догадываться он, куда она клонит.
– Полиция считает, что её мог похитить или убить этот ваш городской маньяк. Они ничего не говорят, они вообще ничего не знают, потому я приехала сюда, чтобы самой во всём разобраться. Я должна найти её, а если смогу, то отомстить как можно жёстко, втоптать в асфальт гнилую голову того урода, сделавшего это!
Она и правда топнула ногой, подтверждая свои слова. Марти даже послышался хруст вдавленного в асфальт черепа, и он неосознанно посмотрел вниз, убедившись, что это только его воображение разыгралось.
– Выходит, не я одна такая.
– И много ты узнала?
– Много? Да ни черта я не узнала! Я в одно рыло мало что могу сделать, – сказала она, и вдруг уставилась на Марти. Он догадался, что ей пришло что-то в голову, что-то, что не сильно понравится ему. – У меня к тебе вопрос, малыш.
– Я же просил…
– На что ты готов пойти, чтобы помочь сестре?
– Я? Я… – куда она клонила, Марти не догадывался, но он чувствовал, что эта странная девушка хочет его куда-то втянуть. В не самую лучшую для него историю, и от дальнейшего его ответа зависела его же судьба. – Я готов на многое… Но я не понимаю…
– Тогда помоги мне. Помоги найти этого ублюдка, помоги спасти, возможно, мою подругу и подруг твоей сестры, а может и кого ещё от участи жертв убийцы. Вдвоём мы сможем лучше в этом разобраться.
Сказала она на одном дыхании и с горящими глазами. Они пылали как яркий костёр, который Марти сам же и разжёг своим рассказом.
– Я не знаю… что я могу сделать?
– Захочешь – всё. Заодно не дашь своей сестре пропасть. Своим родным и друзьям. Не известно, что ждёт их в таком городе, где сама смерть гуляет по его улицам.
Эта красочная аллегория отпечаталась в его мозгу. Он опять вспомнил призрак той девушки, и, что на её месте могла быть Ив. Его опять передёрнуло от этих жутких мыслей, вернуло на землю, и он увидел, что девушка стоит перед ним, уперев руки в боки, и выжидающе смотрит на него. Марти услышал звук мотора, снова посмотрел налево и увидел подъезжающий автобус. Но не его маршрут.
– Подумай хорошенько, малыш, над моими словами. Ты и правда сможешь мне помочь, а может и не только мне одной.
Автобус остановился, и девушка подбежала к раскрытым дверям.
– Подумай хорошенько, а я буду ждать тебя завтра тут, в пять часов. Приходи!
Она запрыгнула на ступеньки и махнула ему рукой, прощаясь. Но вдруг вспомнив, крикнула:
– Кстати, меня зовут Авелина Сандерс! Буду ждать тебя тут, доброго дня!
Двери закрылись, автобус не спеша поехал по маршруту вместе со странным пассажиром по имени Авелина.

Марти чувствовал себя сейчас полнейшим идиотом и воришкой, которому вздумалось ограбить свой собственный дом. Вместо того чтобы спокойно открыть входную дверь и зайти, он осторожно подкрался к окну и аккуратно взглянул, пытаясь разглядеть в гостиной кого-нибудь. Он не собирался попадаться на глаза Риз и Изи, если те ещё оставались в его доме, от них можно было ждать чего угодно. А ещё он надеялся увидеть Ив, которая спокойно сидит возле телевизора и смотрит свои сериалы. Его взгляд скользнул по гостиной, зацепился за включённый телевизор, но никого не увидел. Гостиная пустовала.
Пока он ехал от кинотеатра домой, несколько раз пытался дозвониться до Ив, но та не брала трубку, даже не пыталась сбросить его звонок, хотя сам телефон был всё это время включён. Если она ушла, то почему не взяла мобильник с собой, который она редко выпускала из рук?
Марти отлип от окна, и, не задумываясь больше ни секунды, подошёл к двери, аккуратно открыл её, стараясь поймать хоть какие-нибудь звуки, доносящиеся из дома и намекавшие на присутствие Ив. Но до его ушей донёсся только хохот зрителей из какой-то телепередачи.
– Ива! – позвал он, закрывая за собой дверь. Но если его кто и слышал, то решил проигнорировать.
Разувшись, Марти прошёл к дивану, нашёл лежащий на нём пульт от телевизора и телефон Ив, на котором красным моргал индикатор пропущенных звонков.
– Значит, она не взяла телефон с собой, – забеспокоился Марти. Эта привычка сестры не выпускать из руки телефон слегка раздражала его, особенно во время разговора с ней, но когда видишь, что она его просто оставила валяться посреди дома без присмотра, это вселяло беспокойство. Значит, произошло что-то серьёзное, раз он не с ней.
Но не это его больше встревожило. На обивке дивана он увидел бурые пятна, похожие на кровь.
Марти взял её телефон в руку и заглянул сперва на кухню, проверяя, не увлеклась ли она чем за едой, но и там её не было. Он безрезультатно обошёл ещё несколько комнат на первом этаже, собрался с мыслями, обдумывая, где она ещё может находиться, и вполне здраво решил, что сейчас единственное место в доме, где она может быть – её комната.
Торопливо вбежав по лестнице на второй этаж, он пошёл по узкому коридору ко второй двери справа, замер, протянув руку к ручке. Дверь была слегка приоткрыта. Он не стал тут же вламываться, словно копы из боевика, спокойно постучался, решив, что излишняя паника только навредит.
– Ив, ты у себя? – позвал Марти и подождал секунд десять, не услышав никакого ответа: – Я вхожу.
Он толкнул дверь, и та бесшумно распахнулась. Его глазам открылась просторная комната, заваленная разными плюшевыми игрушками, разложенной тут и там одеждой и… У окна стояла Ив в своей домашней одеже, и она неотрывно смотрела на улицу, почему-то прикрывая левой ладонью щёку.
– Слава Богу, ты дома, я не мог до тебя дозвониться, звал тебя, а ты не отвечала. Случилось что-нибудь? – осторожно спросил он.
Она не сразу ответила, просто смотрела в окно, что-то разглядывала там. Мартин перешагнул порог и стал не спеша подходить к ней, догадываясь, что за то время, пока он отсутствовал, с ней что-то приключилось. Дойдя до середины комнаты, он неожиданно для самого себя вздрогнул и остановился, услышав её голос:
– Скажи, я правильно поступила?
– Я не понимаю тебя, – он и правда не понимал, про что она спрашивала, а она сама, видать, задавала этот вопрос просто так, словно сама себе.
– Когда я оставила Рэйч и Бриттани одних в клубе и отправилась искать тебя.
– Я не понимаю тебя.
«К чему этот идиотский вопрос, почему она вообще об этом думает?! Что с ней вообще творится?!».
Стоявшая перед ним девушка не была похожа на его привычную, знакомую много лет сестру, немного сварливую, иногда весёлую, но она никогда не была такой… опустошённой.
Левая рука Ив опустилась, она ещё несколько секунд стояла, не двигаясь, а затем стала оборачиваться. Имеющегося света в комнате вполне хватило, чтобы разглядеть её заплаканное, измученное лицо и… Тут по его спине побежали мурашки, его передёрнуло от подступившего страха. Вся её левая щека была исцарапана, запёкшаяся кровь вычерчивала жуткие линии, оставленные чем-то острым. Ив посмотрела, не отрываясь, в глаза Марти, и ответила голосом, из которого клещами выдернули все эмоции, оставив только усталость:
– Они сказали, что лучше бы вчера пропала я. Сдохла.

@темы: рассказы

Комментарии
2015-09-05 в 14:07 

Лоторо
Марс в фуражке
Марти влезть Shoan,
и сразу вопрос: автор, почему вы пишете про другую страну? вы там живёте? вы хорошо знаете её обычаи и традиции? чем для вас привлекательна именно другая страна? почему Марти, а не Маша или Миша?

2015-09-05 в 14:18 

Shoan
ОХОХОШКА
Лоторо, и что изменит мой ответ?

2015-09-05 в 14:47 

Лоторо
Марс в фуражке
Shoan, а что изменило выкладывание этого текста на данном ресурсе?

2015-09-05 в 14:50 

Shoan
ОХОХОШКА
Лоторо, пока ничего

2015-09-05 в 14:54 

Лоторо
Марс в фуражке
Shoan, ну попробуйте ответить на мой вопрос хотя бы себе, может быть, что-то изменится.

2015-09-05 в 14:56 

consolo
подхожу; критически
э-э, лично я часто даю иностранческие или похожие на иноземные имена героям, ик, п-просто так!

2015-09-05 в 14:58 

Shoan
ОХОХОШКА
Лоторо, ничего не изменится ведь, просто надо было такой антураж города, некоторых моментов, потому и выбрал. Можно поместить сюжет и в нашу страну, ничего плохого не вижу, проще было бы, но выбрал так

2015-09-05 в 15:11 

consolo
подхожу; критически
ну, автор смотрит трэшачок, я уверен. все эти хинтики с мёртвыми подругами, которые потом и в самом деле умирают...
и, как и в фильмах категории "за банку яги", герои тут такие, что их хоть по жеребьёвке друг с другом меняй: безликие куклы-школьницы, непроходимые предки, ояш этот...
автор, в литературе важны не только сюжетные ходы, но и образы. заморочитесь с индивидуальностью героев - и перейдёте из категории
"группа подростков едет в лес, угадайте, кто останется в живых:
а) баба;
б) беременная или
вэ)добродетельные голубки-влюбленные"
в категорию "а у нас тут своя какая-то там стража", что уже ближе к годной беллетристике.

2015-09-05 в 15:26 

Лоторо
Марс в фуражке
просто надо было такой антураж Shoan,
Что значит "просто надо"? Какие такие цели автор преследовал антуражем, в котором он разбирается, скорее всего, только по фильмам и книгам? Цель была - создать вторичную жвачку?
Можно поместить сюжет и в нашу страну, ничего плохого не вижу, проще было бы
да не проще, а достовернее и логичнее.

2015-09-05 в 16:28 

Merry Loony
Shoan, текст пока не смотрел, поэтому рассуждаю абстрактно.

Место действия в вышеупомянутой "годной беллетристике", как правило, является чем-то из нижеследующего:

1. Родной (для автора) антураж: родная страна, родной город, родное село - и! - культура, носителем которой автор является. Это проявится и на поверхностном уровне, т.е. на уровне ключевых произведений масскульта, выступающих общими знаменателями и посредниками общения (кто, кроме жителя бСССР, поймет вашу шутку про заливную рыбу?), и на глубинном уровне, т.е. на уровне установок мышления, фундаментальных жизненных ценностей и всего того, что расплывчато именуют "менталитетом".

При этом нужно понимать, что поверх этого базиса вы можете надстраивать вообще что угодно: несуществующие в реальности города, людей, события прошлого или будущего, сверхъестественные явления, но в любом случае вы сможете ориентироваться на собственный бэкграунд, на свои собственные наблюдения за людьми и самой жизнью, сможете переводить на язык своего текста обобщения из своего жизненного опыта и опыта ваших родных и близких, будь таковой вам доступен. Это, вероятно, лучшие условия для начинающего автора: от него не требуется изобретать что-то с нуля, требуется лишь проявить внимательность и терпение, чтобы отрефлексировать свой опыт. Иными словами, здесь самые комфортные для него условия.

2. Ирреальный антураж: супердалекое будущее, любая фэнтезийщина, связь с любым реальным местом и временным периодом утрачена [почти] полностью - задача усложняется на порядки, ведь здесь именно что нужно изобрести все... нуууу, не с нуля, но почти. Плюс: никто не сможет упрекнуть автора в фактической недостоверности. Минус: все будут упрекать его во внутренней противоречивости вселенной, потому что начинающему автору очень тяжко сотворять мир. Это не значит, что его обязательно ждет провал, но задача энивей усложняется тысячекратно. Не самые лучшие стартовые условия, поэтому объяснимо, что многие предпочитают не брать на себя слишком много и просто в некоторой степени модифицировать своё-родное - см. пункт 1.

3. Реальный, но чужестранный антураж - можно спорить по поводу того, что сложнее: выдумать фэнтезийную вселенную или хотя бы немного понять существующую, но чужую тебе культуру, но лично я склоняюсь к последнему. Из-за чисто технических трудностей: фантазия автора вроде бы всегда в его распоряжении, а вот доступ к чужим культурам - нет. А ведь описываемая культура должна быть той, с которой автор непосредственно взаимодействовал. Непосредственно - ключевое слово, это значит: общался с носителями иной культуры (а желательно чтоб под одной крышей пожил), жил в другой стране (пусть и не полжизни, конечно, но как минимум несколько месяцев, как мне кажется, будет необходимо для того, что скопить некую сумму опыта), непременно столкнулся с чужеродными социальными и государственными институтами (опционально - с религиозными): поспрашивал бы у своих французских (немецких, чешских) друзей, как они оплачивают налоги и в какие органы жалуются на неработающий лифт, велика ли разница между государственными и частными школами и сколько семей могут позволить себе частные, какие категории населения предпочитают личное авто, велосипед или общественный транспорт, и почему.

Что будет в случае, если необходимо опыта у автора нет? Будет туристический буклет. "Приезжайте в Египет!", - на картинке видим пляж, загорелых счастливых людей, еб***ые пирамиды и Сфинкса, ясен пень, а еще солнце и чистенькие номера отеля. Хорошо, должно быть, жить в Египте! Кстати, там в не-столичных регионах до сих пор есть такая тема: идет многодетная семья гулять, например, грузовик сбивает насмерть одного ребятенка лет четырех - семья идёт домой, настроение у всех немного подпорчено - забрал Аллах раньше срока. Но не катастрофа, прямо скажем: баба еще нарожает. Да и ребенок, к слову сказать, не человек (как это было и в западной культуре вплоть до 20 века, ага). Этого в буклете нет и никогда не будет, а вместо с тем именно в таких моментах и находит выражение ядро мировоззрения, само жизнеощущение народа. И не увидит этого иностранец ни в кино, ни в телевизоре.

К чему я это всё? Нужно ставить перед собой достижимые цели, идти от простого к сложному. Отсылая к предыдущему вашему тексту - задайте себе вопрос: "Что бы изменилось, если бы действие происходило в России?" Если на ум приходит "абсолютно, черт возьми, ничего", то это, опять же, очень плохой знак, потому что плодить сущности попусту - это трата энергии и увеличение энтропии Вселенной, но вместе с тем такой ответ не совсем верен: почти наверняка стало бы чуточку правдоподобнее, просто потому что вы избавились бы от сковывающего страха создать слишком много фактической недостоверности и естественным образом стали бы встраивать в текст детали (т.е. те самые генерализации собственного опыта), которые добавили бы ему жизни.

2015-09-05 в 16:35 

Лоторо
Марс в фуражке
Merry Loony, +100500

2015-09-05 в 17:32 

consolo
подхожу; критически
короче. я бы не стал переключать внимание на обстановку в принципе. Главное - тут нет (с точки зрения читателя) интриги, зовушшей читать макси. ИМХО, мобильник - в топку, а вот идея пойти по следам книги "Рога" кажется не такой уж плохой.
Я бы сделал акцент на герое, который, хоть и ясновидящий, но пользу из этого извлекает сомнительную: он видит не то, кого, кто и где гасит, а скорее то, как гасит. Тут и драмочка просится личная (насколько возможная польза толкает его использовать дар, а насколько - склонность наблюдать убийства?), и всё такое. выстроив его душевные терзания, можно и назвать ГГ и окружающий его мир с персами уже как-нибудь, не суть, можно хоть поместить его в мобильную бригаду пресловутых экстрасексов на службе в "органах".
так что стержень тут нужен, а не это вот растекание мысью по древу.

2015-09-05 в 17:55 

Лоторо
Марс в фуражке
польза толкает его использовать дар, а насколько - склонность наблюдать убийства?
ганнибал-сериал? :-D

2015-09-05 в 18:31 

consolo
подхожу; критически
Лоторо, да даже фильм про Лектера, в коем он ещё по хэдканону Харриса, то есть брюнет. Да не суть; во-первых, это лишь эксплуатация идеи, а во-вторых, углублять эту шахту можно оригинально, вон там Зюскинд необстёбанный не переосмысленный лежит.

2015-09-05 в 18:57 

consolo
подхожу; критически
ну и почему я не верю в эти кружки, за скидки учащие быть писателями - потому что они гордо выкладывают книги выпускников, и становится понятно, что они ка-ак были на СИ до курсов, так и остались писателями железных бикини.
а это очень важный момент роста - когда пройдена точка невозврата к первоначальному состоянию.
даже не Зюскинд, а вон рашен реалити поможет. Автор излагает свою точку зрения через художественные приёмы (ПОВ героя, авторский текст) - и всё, проходит точку невозврата к школотскому ситкому.

     

Творческое объединение свободных авторов и критиков: CREATE!

главная