23:40 

Too-ticki
"Только бы эти болваны не вздумали выйти на лед спасать меня, -- подумала она. -- Они только испортят мне праздник".
Название: Правила этой игры
Автор: я
Жанр: городская сказочка
Возрастные ограничения: нет

- Ночные горькоеды пробираются в дом на запах кофе, поэтому все окна и двери должны быть надежно защищены, конечно, если кофе в доме есть, и не растворимый какой-нибудь, гадость, а настоящий, молотый или в зернах — не важно. Ну или кот. Кот — это еще лучше, коты гоняют ночных горькоедов, как мышей и прочую мелкую живность! Если ночные горькоеды все-таки проберутся в дом, откроют шкаф на кухне и найдут там пачку кофе, они обязательно ее распотрошат и сунут туда свои длинные узловатые носы. И вынюхают весь запах в один присест! Сделают большой вдох — и все, аромат съеден. Особенно они любят вынюхивать свежемолотый кофе, потому что он сильнее пахнет. Вот поэтому молотый кофе и теряет аромат скорее, чем кофе в зернах, а вовсе не потому, что он якобы быстро выветривается — это глупости, - говорит Софья и испытующе смотрит.
- Откуда ты только всё знаешь! Подсматривала? - говорит Ник и смеется. - Хорошая сказка, одобряю.
- Я о тебе ее рассказала, потому что ты любишь кофе, - уточняет Софья на всякий случай, хотя необходимости в этом нет, все и так всё понимают.
- Принято, - говорит Ник. - Мой ход.
Из коридора доносятся приглушенные трели какой-то типовой безымянной мелодии — звонит в чьей-то сумке.
- Ой, - говорит Софья, - Это мой телефон! Вы играйте без меня, я сейчас вернусь.
Правила этой игры сочинил Жора прямо на месте, и все с ними согласились, потому что хозяин квартиры он, значит и правила — его. Будем играть в бутылочку, сказал Жора, нужно хотя бы трое желающих и любая подходящая стеклотара. Можно эту взять, из-под сидра. Сам Жора тоже будет играть, четвертым. Все садятся в круг, ведущий вращает бутылку, о том, на кого она укажет горлышком, остановившись, ведущий рассказывает сказку. Если бутылка укажет на зеркало, ведущий рассказывает сказку о себе самом, а если на самого ведущего, то он рассказывает о себе какую-нибудь скучную правду. Например, что не любит карамельных конфет, или что-нибудь в этом роде. Следующий ход — того, о ком была сказка, и так пока не надоест. Играть по жориным правилам неожиданно захотели почти все тусящие по квартире человеки в количестве, близком к дюжине, и это не считая самого Жоры, а тех немногих, кто с ними соглашаться не захотел и потребовал возвращения к старой доброй классике, Жора мастерским произволом изгнал вон. Так и сказал:
- Те, кому целоваться интереснее — вон отсюда, целуйтесь в соседней комнате. Ничего не имею против, только стоните потише, пожалуйста, у нас тут устное литературное творчество, не фигня какая-нибудь, а процесс!
Когда Софья возвращается, все выглядит в точности так, как и до телефонного разговора, который все-таки занял добрых пять минут, хоть она и пыталась сделать его по возможности короче.
- Что я пропустила? - спрашивает Софья. - Ты уже закончил свою сказку, о ком она хотя бы была?
- Ничего, - говорит Ник. - Мы тебя ждали. Садись уже давай.
- Я совсем не хотела всех задерживать, честно! Извините. Я думала, вы будете себе дальше играть без меня, - говорит Софья и улыбается. Видно, что она немного смущена, но очень довольна.
- Так не по правилам! - веско говорит Жора. - Если кого-то нет — это уже не считается.
Софье кажется, что все теперь расселись немного иначе и там, где она сидела раньше, стало до неудобного мало места, не протиснуться. Просить других подвинуться ей неудобно — и так уже привлекла к себе лишнее внимание, поэтому она занимает тот участок пространства, который кажется ей достаточно свободным, и снова садится в круг. Ник крутит бутылку и та, замерев, указывает пустым стеклянным горлом точно на Софью.
- Нуууу, так не честно, - тянет кто-то. - Ты это нарочно, чувак, давай перекручивай.
- Нет, - твердо говорит Жора, - перекручивать нельзя. Рассказывай, Ник.
- Народ, если вы собираетесь друг другу глазки строить, то может вам того... в соседнюю комнату? - смеется кто-то еще, но Ник не слушает, он рассказывает.
- Вот ты ныла мне весь год, что не знаешь, чего тебе по-настоящему хочется, и книги не те попадаются в руки, и дела не вызывают никакого интереса, хотя казалось бы, столько возможностей, денег не то, чтобы нет ни на что — есть, и жизнь в целом ничего так, не бьет ключом по голове. Да займи себя чем угодно уже и радуйся! Но нет, все не так, а как должно быть — черт его разберет. Списывала все на лень, распущенность и дурное воспитание. А ты знаешь вообще, что в ночь с 18 на 19 декабря, когда святой Николай приходит к послушным девочкам с подарками, нужно непременно оставлять под своей подушкой дар ему самому. Какой угодно, но что-то обязательно положить. Если святой Николай полезет к тебе под подушку, пока ты спишь, и не найдет там никакого подарка для себя, то он оставит свой, а взамен заберет твой первый утренний сон. И ты весь год, до следующей николаевой ночи, будешь невольно пытаться его вспомнить. Будешь бесконечно ловить за хвост воспоминание, которого нет, но могло быть, а ты и не знаешь об этом вовсе, и не понимаешь, из-за чего так — неуютно и неловко, и не так, как должно быть, и вообще, какая-то невероятная муть, как морось, от которой встряхнуться бы и пойти себе дальше, но никак не получается, будто прочитали тебе отрывок из книги, которую теперь непременно нужно найти и прочесть от начала и до конца, а названия не сказали, и автора тоже, и было это то ли во младенчестве, то ли в кафе за соседним столиком, и читали не тебе, а кому-то другому, черт его разберет, что это вообще за ерунда — но никак не отвяжется. Хорошо, если по докторам из-за этого не побежишь. А всего-то и дел было, оставить святому Николаю подарок под подушкой. Кстати, сон он забирает, только если благодушно настроен, а если настроение у святого так себе, то он оставляет свой подарок и ничего не берет взамен.
- А ты ничего не перепутал? - спрашивает кто-то озадаченно. - Ты, наверное, хотел сказать наоборот.
- Шшшш, - сердито шипит Жора. Прерывать рассказывающего — это нарушение правил, а Жора их изобретатель и преданный страж.
- Нет, - коротко говорит Ник. - Я ничего не перепутал.
Какое-то время все молчат, пока не становится окончательно ясно, что на этом — все, продолжения не будет.
- Слушай, почему у тебя святой Николай такой злюка? - спрашивает Софья. - Он же христианский святой!
- И что? - спрашивает Ник. - Святой Патрик вон сколько народу перебил именем Божьим, фауну уничтожал и превращал людей в животных, как язычница Кирка, а исландский католический епископ Готтскальк Жестокий вообще ни в чем себе не отказывал, хотя казалось бы.
- Ты вчера всю ночь Википедию читал, признавайся, - смеется Софья. Ник хорошо рассказывает, но временами ей почему-то перестают нравиться выражения лиц и она пытается ослабить эту дурацкую нить, которую он без конца перетягивает. Вот как сейчас.
- Да, - говорит Ник, нисколько не смутившись. - Но это не меняет сути вопроса.
- Народ, а где зеркало? - спрашивает Жора взволнованно.
Грохот, звон бьющейся посуды и утробный кошачий вой с кухни действуют, как великанское ведро ледяной воды, которое вывернули на всех одновременно - куда лучше неловких софьиных шуток. Все подрываются посмотреть, что там такое произошло и не нужно ли немедленно спасать кота. Несколько секунд Софья рассеянно наблюдает всеобщий кипеш и кружение, а потом порывается встать, чтобы тоже пойти на кухню и посмотреть, как там кот. Ладонь, которой она опирается об пол, вспарывает несильная, но внезапная боль, Софья поднимает руку и видит, что порезалась о край старого, слегка побитого по краям зеркального стекла.

@темы: рассказы

Комментарии
2016-01-28 в 13:11 

consolo
подхожу; критически
странная порой авторская пунктуация, но это было бы ещё ничего, если бы не следующее...

Я о тебе ее рассказала, потому что ты любишь кофе— она под горькоедами (мн.ч.) подразумевала Ника, который в ед. ч.?

Будешь бесконечно ловить за хвост воспоминание, которого нет, но могло быть, а ты и не знаешь об этом вовсе, и не понимаешь, из-за чего так — неуютно и неловко, и не так, как должно быть, и вообще, какая-то невероятная муть, как морось, от которой встряхнуться бы и пойти себе дальше, но никак не получается, будто прочитали тебе отрывок из книги, которую теперь непременно нужно найти и прочесть от начала и до конца, а названия не сказали, и автора тоже, и было это то ли во младенчестве, то ли в кафе за соседним столиком, и читали не тебе, а кому-то другому, черт его разберет, что это вообще за ерунда — но никак не отвяжется.— отличный пример разговорной речи персонажа, считаю. думаю, этот Ник экспромтом может выдать такое, что Фихте бы неделю на пяти страницах писал.

великанское ведро ледяной воды— а ну-ка, завсегдатаи литсообществ, воспомним-ка рассказ, начинавшийся со слов "гигантские порывы ветра"! :alles: есть ещё хороший перл: снег падал с неба на землю сугробами.

ОПИРА́ТЬСЯ, опираюсь, опираешься, несовер. (к опереться).
1. на кого-что. Пользоваться кем-чем-нибудь, как опорой, подпоркой. Опираться на трость. Шел, опираясь на сына. Высунуться в окно, опираясь о подоконник.
2. перен., на кого-что. Основываться на чем-нибудь, иметь поддержку в ком-чем-нибудь. «Диктатура пролетариата есть власть революционная, опирающаяся на насилие над буржуазией.» Сталин. Опираться на массы.
|| на что. Пользоваться чем-нибудь в качестве довода или логического основания (книжн.). Опираться на проверенные данные.

где "опираться об"? понимаю, что мало носителей, которым "левые" предлоги режут слух (вы с меня смеётесь), но они пока ещё живы.

и это подорвались портит стилистику повествования в принципе. они бы ещё, угорая, гнали над кем-то и поДскальзывались.
а... а в финале какая-то фишечка, которая мне, возможно, непонятна осталась? Имелось в виду, что Ник- это св. николай? тогда в этой малой форме подобной интриге просто тесно. он выдал себя энциклопедическими знаниями, причем совершенно впервые, до этого был обычным хипстой? или его видела только Софья? или это и есть её похищенный сон - вообще всё, что в повествовании?
а вообщем, ещё отпугивает начало с котами и кофиём. да-да, гг может и не знать, что кофий, сваренный НЕ из свежеобжаренных зерен, сразу считается вторым сортом в странах-производителях, но и это, в конечном итоге, тоже настраивает читателя не самым лучшим образом.

     

Творческое объединение свободных авторов и критиков: CREATE!

главная