consolo
подхожу; критически
Название: Лопотуны
Автор: consolo
Жанр: рассказ



Едва у Женечки зазвонил телефон, как к ней на скамейку подсела баба – живая карикатура на советскую заведующую детсадом.

Скамейка всхлипнула, покачнувшись под грузным телом этой желтоволосой блондинки постбальзаковского возраста.

- А-а, - низким голосом протянула баба, - вот и свиделись, Женёк! Меня баба Лопа зовут. И ты меня так зови. Ну и?..

Тут баба Лопа нахмурилась, и её густо накрашенные ресницы погрузились в потоки пота, стекающего из-под сдвинутых бровей:

- Чего молчишь, дык твою угу? Язык проглотила?!

От окрика Женечка аж подскочила.

- Нет, что вы, что вы, бабушка, я…

- Никакая я тебе не бабушка!- баба Лопа шлёпнула об скамейку методичкой, извлеченной из объёмистой баблопиной сумки.

- Технику «Ангел» давай мне! Изобрази! Живей!



Баба Лопа сунула в рот папиросу и завозилась, закуривая.

- З-здравствуйте, - залепетала было Женечка, но баба Лопа так грозно на неё зыркнула, что голос Женечки сам собой стал вдвое громче, а слова начали вылетать без запинок, твёрдые, как горошины.

- Здравствуйте, я сотрудник городской социальной службы. Позвольте выразить вам мои искренние соболезнования по поводу вашей утраты. Пожалуйста, сообщите мне ваше имя, - Женечка помедлила, неторопливо сосчитала до пяти и продолжила,- спасибо. Наша служба информирует вас о порядке действий при оформлении документов о смерти вашего родственника. При общении с полицией и врачами «скорой помощи» не забывайте о справках, которые должны быть у вас на руках. Запишите, пожалуйста: полицейский составит…

- Дальше, - махнула могучей рукой баба Лопа, прервав Женечку.

- В случае, если вам необходима помощь, запишите имя, телефон и номер удостоверения государственного похоронного агента…

- Никогда мне не нравилось, как агентов называют, - сипло поведала Женечке баб Лопа.

- А ты им говоришь «государственный» – это хорошо, - добавила баба Лопа и даже хохотнула от удовольствия. – Даром что государственных не бывает.

А Женя тем временем продолжала, не отвлекаясь. Она по памяти дважды продиктовала номера телефонов и данные двух агентов, включая шестизначные номера их удостоверений.

Баба Лопа сосредоточенно смотрела на часы, пока Женечка говорила.

-А, чертовка! – едва Женечка закончила, баба Лопа сунула ей под нос своё запястье, на котором не оказалось часов, зато красовались вытатуированные данные агентов. - Я-то, старая, никак их не могу запомнить.

От бабы Лопы пахнуло перегаром. Женечка невольно отвела взгляд.

- Но-но! – зашипела баба Лопа, хватая её за подбородок, поворачивая лицо к себе и заглядывая в глаза. – Ты давай без этого! Работа как работа, ишь, глаза прячет! Ты не думай: начнёшь воображать – мигом оговорю и вылетишь. Поняла?!

Женечка кивнула.

- А так-то голосочек у тебя, - смягчившись, баба Лопа не то кашлянула, не то крякнула, - чисто мёд, ангельский. Методичку читала, а? Не то, что зубрила, а всякое другое, что там есть?

- Читала, - поспешно заверила её Женечка.

- Ну-ка, - баба Лопа послюнявила палец и начала шумно перелистывать страницы.

- Вот: глава зовётся «фальшивка». Давай её мне в общих чертах.

- Ну, - ответила Женечка, собираясь с мыслями, - звоню и говорю, что агент у них самозванный, удостоверение фальшивое показал, он в… - Женечка наморщила лоб, припоминая,- в «Ритуале» не работает.

- Во-во… Опять молодец. Помнишь всё. Голова свежая,- баба Лопа на секунду задумалась, а потом изрекла:

- Я всему тебя научу! Баба Лопа всему всех учит.

- И потом, - баба хитро прищурила глаз, отчего её нарумяненная фуксиевая щека образовала мясистый наплыв под нижним веком,- ты ведь ещё месяца три как пить не будешь, а, ангелочек?

Женечка посмотрела на свой округлившийся живот.

- Не буду, баба Лопа.



***

В первый раз на работу Женечка шла сначала сама не своя, с потными ладонями, почти ничего вокруг не видя.

Чудилось, что мимо расположенного рядом ЗАГСа бегают ускорители траурных формальностей – агенты. Одни из дружественной конторы, а другие - готовые её растерзать.

Однако типично офисная обстановка на месте, скупые слова приветствия и вода из кулера вернули женечкино самочувствие в норму.

Она даже улыбнулась себе в карманное зеркальце, когда с первого же звонка успешно «посватала» похоронного агента. Потом она сделала пометку в календаре – из чистого любопытства хотелось узнать о стоимости услуг морга в этом случае. Интересно, почём они приводят в порядок головы, оставшиеся без тел. Ну а сейчас надо поторапливаться и следить по базе «скорой» за информацией, обновляющейся каждые пять минут. О, вот опять пора звонить…


***

- Чего, ревёт?

- Ревёт твоя.

Шумно шагая, баба Лопа пересекла помещение и остановилась перед забившейся в угол Женечкой, в подоле у которой грудой валялись скомканные бумажные платочки.

- Дура! Не говорила я тебе, что ли, что первая смена самая тяжелая?

Женечка всхлипнула и дрожащей рукой махнула в сторону своего рабочего места.

- Там… Он-на с-сына хоронить не хо-о-чет... семь лет… у-упал с кры-ыши на… насмерть… Она на сь… себя руки же на-наложит, это с-слышно по го… п-по голосу, надо звонить… врач…врачам…

- Ну и что?! Вот тебе-то что?! - гаркнула баба Лопа. - Собирайся давай, поздно уже, завтра всем работать. И тебе тоже.

Тут баба с такой неистовой энергией принялась сдергивать с вешалки куртку и сумочку Женечки, что девушка не на шутку испугалась за свои вещи.

- Пошли-пошли, дык твою угу, - сипела баба Лопа, переваливаясь на лестничной клетке, как утка. За ней, словно на привязи, семенила Женечка. Выйдя из подъезда вслед за предводительницей, девушка еле отбилась от забот бабы, желавшей непременно накинуть ей на плечи куртку. Морозный воздух мгновенно осушил слёзы девушки, её лицо словно окаменело.

- Я сама… вдену в рукава…

- Вот и вдевай! – почти с яростью рявкнула баба Лопа и, сопя, развернулась на скрипучем снегу, чтобы шагать восвояси.

- Баб Лопа!

- Чего?

- Почему все вас так зовут?

- Лопочу потому что много.

***

- На вот, это тебе.

Перед тем, как усесться в такси от офиса, в котором она почти поселилась, до роддома, Женечка получила от бабы Лопы неприглядного вида тетрадку – мятую, замызганную растительным маслом.

- Почитаешь на досуге.

И баба Лопа подмигнула, вздёрнув повыше фуксиевую щёку.

В тетрадке, как позже выяснила Женечка, была топорным лопиным почерком выведена классификация «жертв» обзвона.

«Кроликами» назывались те, кто был убит горем и готов с полоборота сообщать не только свою степень родства с умершим, но и свои паспортные данные. «Кролики» безотчётно верили «сотруднику социальной службы». Что и говорить, они моментально нанимали агента – того, которого им назовёт «сотрудник», то есть баба Лопа.

Попадались и другие классы.

Например, «насмешник» понимал, что говорит с ним никакой не сотрудник социальной службы, и требовал у сотрудника представиться. Куда там! Или же начинал открыто глумиться, получая следующий звонок от того же «лопотуна» с предложением не платить непойми кому, а платить шефу бабы Лопы, то есть государственной организации, ФГУПу, конечно же. Однако в душу насмешника всё же можно было заронить зерно недоверия к его агенту: баба Лопа педантично отметила два-три случая удачного переманивания денежек «насмешника». Получается, даже недоверчивые «насмешники» расторгали договоры с другими агентствами, уступая натиску бабы Лопы. Они расплачивались за свою нетвёрдость сполна - не только принимая как данность завышенные ценники шефа, но и оплачивая неустойки агентствам, от услуг которых отказывались.

В тетрадке химическим карандашом была подчёркнута кратко изложенная история об одних-единственных похоронах, которыми поочерёдно занимались пять фирм ритуальных услуг. Договоры с четырьмя из них, естественно, были расторгнуты, каждый из них включал солидную неустойку.

***

- О, опять звонит, - мальчишка хихикнул в трубку на том конце провода, - слон.

Не любила Женечка звонить на стационарные телефоны. Берут трубку все кому не лень. Да ещё по праздничным дням. В праздники более матёрые «лопотуны» тоже отдыхают, а ей приходилось работать.

Но Женя уже не желторотик, как когда только пришла в телефонно-похоронный бизнес.

- Добрый день, могу ли я поговорить с Артёмом? – невозмутимо и с достоинством произнесла Женечка.

- Он убит горем. Но сейчас я его позову, если, конечно, вы наш агент.

- Я ваш агент, меня зовут Наталья, - ровным голосом соврала Женечка.

- Минуточку,- юношеский голос явно не торопился звать старшего брата, подписывавшего все финансовые документы, касавшиеся похорон,- а что же вы, Наталья в расписочке-то неверно номер своего паспорта указали?

- Я очень прошу меня извинить, я как раз хотела заглянуть к вам сегодня с новыми документами, и,- Женечка выдержала секундную паузу,- не мог бы Артём подойти и сказать, когда ему было бы удобно со мной встретиться?

Типичный «насмешник» задумался.

У Женечки был другой вариант начала разговора – она могла напрямую сказать, что ей известно об их разлюбезной Наталье. Наталья, будучи вполне порядочным агентом ГУП «Эден», агентом с опытом работы, имела параноидальную привычку кое-что менять каждый раз, составляя расписку за получение аванса - то свои инициалы «напутает», то фамилию, то паспортные данные. Все эти сведения об агенте Женечка получила от доверчивых клиентов самой Натальи – получила и занесла в тетрадь. Женечка гордилась обширным собственным досье практически на любого агента фирм-конкурентов.

- Артём у телефона,- из лёгкой задумчивости о странностях Натальи Женечку вывел заспанный голос, раздавшийся в трубке. Где-то за спиной говорящего забубнил не то телевизор, не то радиоприёмник.

- Артём Чаулов? - в голосе Женечки зазвенел металл.- Из морга беспокоят. Приезжайте, пожалуйста, тут ваш агент Наталья Озерова оставила документы.

- Я, я… а как же это - оставила? – Артём был растерян.

- Приезжайте, ждём. Запишите адрес…

- А д-деньги?! Мы ей давали деньги, - с отчаянием лепетал Артём.

- Запишите адрес и приезжайте, разберёмся. Не тяните, работаем ещё час, до пяти,- как автомат отчеканила Женечка и начала диктовать всё: точный адрес, схему проезда...

В то же время её палец замер над сенсорным экраном смартфона: ребята должны перехватить тёпленького «кролика» у подъезда морфологического корпуса морга, пускай проснутся заранее, пока клиент ещё в дороге. Эти ребята… Странно, подумала Женечка, некоторым сотрудникам удаётся скрывать имена и получать заработанное в конвертах, но всё равно коллеги знают, кто сколько получает.

Тут Женечка прищурилась, словно это могло обострить её слух: в монотонном бормотании на фоне всхлипываний Артёма, под шуршание бумажек пишущего адрес морга, она расслышала: «Хватит кролика, дай мне».

- Записали адрес, Артём?- прежним тоном осведомилась Женечка.

- Да, - и её снова захлестнули сомнения: парень то ли шмыгнул, то ли хихикнул.

- Ждём вас не позднее пяти, и оставьте ваш мобильный телефон для связи.

В трубке послышалась возня, различимо зашептались: «Я сам, я насмеш!.. Т-ш-ш! Тихо ты!»

- А вот и не оставлю! - вдруг звонко сообщил голос Артёма. – Не получишь моего телефона, выкуси, и в морге ты не работаешь, лалка!

Женечку охватило странное чувство – будто сейчас произойдёт что-то, чему она не сможет помешать, как бы ни старалась. Её сковало странное бездействие, в тишине трубки сухо треснуло, и дурное предчувствие похолодило кожу на затылке.

- Разбежалась, угу! Ну, что молчишь, мошенница? Язык проглотила, дык твою?! – донеслось до женечкиного музыкального слуха – и эти быстро сказанные фразы разом нырнули в какие-то ячейки слуховой памяти. Её словно ослепила вспышка, и Женечка, невидящим взглядом уставясь в смутно знакомое имя - имя покойницы на мониторе - не помня себя, прошептала:

- Баб Лопа? Мальчики… а баба Лопа... Она – что же?..

@темы: рассказы